Главы

НАМАСТЭНЬКИ БУЛЬ

ГОСПОДА

Американская туристка: Тадж Махал! Ка­кой очаровательный небоскребик!

Американский турист: Подумать только, такие штуки они умели строить еще до на-чала оказания им нашей помощи.

«Иллюстрейтед цикли, оф Индиа»

В сердце Мадурай, одного из крупнейших городов . юга Индии, в молитвенном экстазе вздернул к небу свои огромные башни храм могущественной рыбоглазой боги­ни— Минакши. Более двух тысячелетий неиссякающие реки верующих затопляют его молельные залы и галереи. Переступив порог этого храма, ты словно входишь в древ» нюю волшебную сказку.

Центральный зал, уставленный статуями рослых богов и богинь, встречает сторожкой тишиной, прохладным по­лумраком. Одни изваяния гордо высятся на открытых пло­щадках, другие стыдливо прячутся в глубоких нишах, тре­тьи втиснуты за решетчатые отрады. Нервно приплясывает пламя светильников, боги то сумасшедшие хохочут, то зло­веще хмурятся. Вон слоноподобный добродушный Ганеш только что лукаво подмигнул, а теперь уже готов в нахлы­нувшем внезапно гневе сокрушить все на своем пути грозно изогнутым мощным хоботом.

А Зал тысячи колонн! В какую сторону ни посмотри— колонны, колонны; не ажурно-воздушные, они легкой трус­цой разбегаются в разные стороны безупречно стройными шеренгами, похожие на погрузневших, но синхронно рабо­тающих гимнастов. И статуи, статуи — при входе и в цент­ре зала, с обоих боков от его главного бога — Ганеша  меж колонн. Вот застенчиво потупилась богиня искусств. По классическим линиям лица она — двоюродная сестра Ве­неры Милосской, но крепкая, крупная грудь и крутые бедра выполнены в лучшей индийской традиции. А вот танцовщица-цыганка! Эй, парень, берегись, не зевай, про­ходя быстрей. Даром, что она в каменную тонну весом, разве не видишь ты, как захватил ее вихрь бесшабашной пляски, как пластичны и легки ее движения, как озорно развевает ветер ее волосы!

Но в храме Минакши камень не только пляшет, он еще и поет. Видите вон ту музыкальную шкатулку? Да, на этих семи полых каменных трубах высотою в полтора мет­ра опытный музыкант может исполнить любую мелодию.

Самое сильное впечатление, однако, произвел на меня храмный пруд, вернее, легенда с ним связанная. Сейчас пруд —всего лишь священная ванна, в которой верующие свершают омовение перед входом в санктум-санкторум. Но седая легенда гласит о том, что когда-то по пруду плавал плот. На нем восседали мудрецы и философы, святые и жрецы. Плот обладал чудесным свойством — поддельную, фальшивую вещь, лживого человека, самозванца он момен­тально сбрасывал в пруд. Если где-нибудь на юге страны объявлялся новый святой или прорицатель, его тотчас же волокли в храм Минакши, водружали на плот — проверя­ли, так сказать, доброкачественность...

[1]2345
Оглавление
buy viagra online